Путешествие по Чусовой

Чусовая весьма удобная для нас река, поэтому мы вновь проплыли по ней в рамках уикэнда. За три года, что прошли с прошлого сплава, ничего не поменялось. Река в июле спокойна и индифферентна к туристам.

Начали в Мартьяново вечером. Прошли поворот, хотели встать на нашем любимом месте. Но пятница, и берега переполнены пикниками. Пошли с братом пешком искать поляну. Погода хорошая, можно густой лес обойти прямо по воде, не мёрзнешь. Вышли на красивый бескрайний луг, бежали по нему, колоски хлестали нас по голому торсу. Час кружили по лесу, ничего путнего не обнаружили: то выход к реке плохой, то поляна тёмная. Вернулись. А моряки наши уже снюхались с каким-то пикником и валяются пьяные.

Брат вместо шашлыка в первый день сделал мясо на углях. Дико вкусно. Стояли возле ручья, пили прямо из него, утром варили на студёной воде кашу.

Прошли день, нашли хорошую поляну, где тоже вставали когда-то. Большая, высокий берег, берёзки. Собрана походная баня, скраю для нас гостеприимно сложены дрова. Натянули полог, поставили палатки. Играли в игру с объяснением загаданных слов. Кирилл говорит: «Это когда всё хорошо. Когда всё правильно. Когда всё по-честному. Когда у всех всё поровну.» Мы замолчали, смотрим в костёр, грустно стало: никто не знает, как это? Что за слово такое? Что это за жизнь такая, о чем он говорит?

Слово было — справедливость.

Утром просыпаемся от того, что невесть откуда в поляну въезжает машина с мужиками. Они встали в сторонке, один пошёл ловить рыбу. Потешаются над нами. Живут в какой-то неведомой деревне, приехали лесной тропой. Мы стали пилить дрова, а мужики остановили нас, достали бензопилу. Такой дядька здоровый, пузо из под футболки торчит, усы жёсткие и черные, зубы большие и глаз острый, как у соловья-разбойника. Быстрым шагом он ходит по поляне и кромсает в щепки все брёвна. И вот вылезает из палатки один из наших морячков, протирает глаза, видит вместо туристов-попутчиков яростно распиливающего реднека. Тот ещё шок.

Мужики на берегу стоят и ждут какую-то определенную компанию, среди которой тёмноволосая женщина. Они должны были ночевать где-то в этом районе, а сейчас, с утра, уже сниматься и плыть дальше, следовательно, проходить мимо этого места. Останавливают лодку. Объясняют приметы, говорят, что из их деревни женщина. Выясняется, что мужик в лодке тоже из их деревни, живёт на соседней улице. Тогда раскрывают детали: вчера компания стартовала следом за нами из Мартьяново, их туда отвёз сын одной из женщин. Возвращаясь назад, парень разбился на машине. Мужики ждут лодку, чтобы снять мать погибшего с похода и отвезти домой. Окутанные этими новостями, мы отплываем. Над водой стелется туман.

В Сулёме встречаем автомобиль с кинофильмами, стоит тут полвека уже точно. Деревня разделена на две половины, между ними плавает загорелый дядька с шестом в лодке, похожей на длинную скамейку. На берегу пасутся лошади, весело носятся в воде. В магазинах пусто, грустный продавец жаловался нам на судьбу. Сообщил, что магазин на прежнем месте закрыли. В нём приторговывали  спиртным, что провоцировало появление нехороших компаний в нехорошее время, что не понравилось соседям. Те накапали властям. Магазин закрыли. А дома соседей сожгли, вместе с конюшнями и теплицами.

За тридцать рублей отправили алкаша-аборигена за водой. Принёс, в бутылке плавала божья коровка. Не смогли купить хлеба.

Плывём по реке и просим хлеб у других сплавляющихся. Женщина в лодке встаёт, и вынимает булку из под попы, она сидит на ней, чтобы мягче было.

Встречаем странный одноместный катамаран. Две короткие гондолы, между ними сидит турист. Над ним, словно у кабриолета, брезентовая крыша. К вёслам подведена педальная тягами системой блоков и верёвок. Он гребёт вёслами одновременно руками и ногами. Идёт очень быстро, без особых усилий обходит нас и скрывается за поворотом. Слышно, как рыбаки окликают его, и он в ответ бросает лишь «Ага, да-да». Когда он проходил мимо, один из наших морячков окликнул странного капитана «Ничего себе какая у вас уникальная лодка». «Ага» — ответил странный капитан. «А вы сами её сделали?», говорим мы. «Да-да», ответил капитан.

Остановились возле урочища Романовых с видом на огромный холм, залитый травой и цветами. Мимо прошли сонные мусорщики на большом катамаране. По реке ходит специальная бригада, которая собирает на всех стоянках мусор. Туристы, если нет возможности забрать с собой, собирают его в мусорные пакеты и складывают на берегу. Увидев этих ребят, мы стали прибирать поляны в отдельные большие пакеты. Свой мусор забираем с собой всегда.

В Усть-утке ночевали на старинном кладбище. Ночью дождь так сладко капал по палатке, что невероятно сильно захотелось в туалет. Но выходить в сырую наружу не хотелось, плюс старинное кладбище это вам не шутки, там могут и вампиры какие-нибудь водиться. Дождь прекратился, и я всё же вышел. Вдруг из под тента прямо передо мной выскочила большая белая собака и стремительно исчезла среди могил. Вернулся в палатку и долго ещё не мог заснуть, мне мерещилось, что большая белая собака ходит по лагерю и нюхает палатки. А это ходили морячки, которым тоже приспичило.

Фотографировал на чёрно-белую плёнку Еугений Езуб

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *